Отработали мы как-то суточную смену, днем нас погоняли хорошо, 15 вызовов сделали, а ночью только три, но обо всем по порядку.

Утром после этой смены, коллеги нам высказывают:

-Вы чего только три вызова обслужили? Мы тут по 10 на рыло сделали. Во вы даете, прое….бщики, бездельники… и тд и тэпэ.

Но никто слушать не хочет, что проехали мы за эту ночь 500 км и вызовы то были не температура с кашлем.


Первый вызов. Астматик.

20:00 наступила долгожданная ночная смена. Почему долгожданная? Так 12 часов отработать и домой на трое суток, отдыхать от всего этого. У нас поменялся водитель, только мы остались. Водителем не положено 24 часа работать, а мы можем, только заявление пишем — «прошу разрешить работать сутками» (кто-то дописывает и с гусями).

Водитель свеженький, весь день отдыхал, готов ездить хоть всю ночь. Мы же устали, днем, как я писал выше, 15 вызовов долбанули. Ну в основном ОРВИ, но так это и напряжно, одно и тоже, никого разнообразия.

В 20:15 приходит вызов на планшет: «деревня такая то, мужчина такой то, повод — задыхается, в анамнезе бр астма». А до деревни той 65 км. Поехали. Ну думаю, ничего страшного, приступ удушья купируем и назад, а потом может и успокоится наш налогоплательщик, перестанет скорую гонять.

Въехали в деревню, а дом найти не можем. В навигаторе его нет, на улице темно и пусто, спросить не у кого. А деревенские жители еще таблички или номер дома никогда не вешают. Созвонились как-то с вызывающим, это был брат пациента, но он поначалу давай на нас орать, прямо в трубку телефона:

-Вы что с Москвы едете что-ли, чего так долго, он сейчас умрет!

-Так вас тяжело найти, хоть бы вышли встретили или так и будите задерживать скорую?

Брат вышел, оказывается мы крутились возле этого дома несколько раз, ему надо было выйти раньше и встретить нас, тем самым ускорить процесс оказания мед помощи. И стало понятно почему он кричит, от него разило алкоголем, храбрость выливалась через края, он чувствовал себя всесильным и всемогущим, а мы просто челядь, которая не торопится к его родственнику.

Но мы не стали обращать внимания на пьяного человека, тем более по своему виду он был не опасен — не высокого роста, щуплый, сопливый, просто пьяный гонор и ничего больше. Сразу зашли в дом и принялись за больного.

А больной задыхался сильно, хрипел. Приступ астмы затянулся, сатурация была низкая, дышал он часто и тяжело. Гормоны с эуфиллином не помогли, попробовали подышать лекарством через небулайзер, потом занесли кислородный баллон. Чуть чуть подняли сатурацию, хрипы уменьшились. Но оставлять его было нельзя, стали собирать его в больницу, а он пока был на кислороде, плюс наладили капельницу и внутривенный доступ.

Тут пьяный брат начал нас досаждать:

-Он никуда не поедет, ему сейчас легче станет.

-Хорошо бы, но не становится чего-то

-Вы не правильно его лечите, у нас фельдшер была, она его хорошо лечила, укол ему в жопу делала и ему сразу лучше было, но сейчас в больнице с ковидом лежит, я бы лучше ее вызвал, чем вас.

-Спасибо, конечно на добром слове, но сейчас мы здесь и мы везем его в больницу, причем он то согласен ехать и поэтому ваше мнение нам ни к чему…

Еле как отбились от братца, загрузили пациента в машину и повезли в пульмонологию. Раза четыре приходилось останавливаться, пару раз еще добавляли гормоны, ближе к стационару мужику стало легче, он даже более менее стал разговаривать.

В приемном покое была тишина, мы сразу закатили нашего пациента и медбрат приемника позвал дежурного врача. Врач был не очень доволен нашим приездом:

-А че, он же нормально дышит, да и сатурация 96? Че его сюда привезли?

-Мы только сейчас сняли с него кислородную маску, кучу гормонов сделали, весь кислород спустили, подождите так полчаса и он опять задыхаться начнет.

Доктор с недовольной миной подписал нашу карту и мы поехали на центральную подстанцию поменять пустые баллоны на баллоны с кислородом.

Второй вызов. Вроде умерла

Ну вот, кислород пополнили, потраченные медикаменты пополнили и подумали, что нам дадут ночной обед, можно будет полежать полчасика, потому как о еде ночью никто и не думал, успели поужинать на пересменке.

Но дали вызов. Опять в деревню, опять подальше чем хотелось бы и повод: «вроде умерла». Понятно, что люди не специалисты и определить биологическую смерть человека не всегда могут. Надо только съездить констатировать.

Ехали мы ехали и наконец приехали. Тут адрес нашли сразу, но ситуация повторилась как и на первом вызове, встретил нас пьяный родственник, вернее сын той женщины к которой вызвал:

-Он лежит и не отвечает, я кричу мама, мама, а она не отвечает, а я подойти боюсь. Я покойников боюсь потому что.

-Так это же ваша мама и не факт что покойница, — заговорили мы во дворе дома, — ну давайте показывайте.

Зашли в дом, сразу попали на кухню, прошли через большой зал и попали в спальню, на кровати лежала женщина и она шевелилась. Но на вопрос и на самом деле ответить не могла, а только мычала.

-А вы когда свою мать видели в последний раз?

-Так я же с вахты приехал только что, меня месяц не было.

Понятно, может и во время приехал сынок, потому как женщину парализовало по всем параметрам. Речь отказала, левая сторона не работает. Начали лечить. А на шум прибежала соседка, объяснила, что только сегодня видела нашу пациентку, была она бодра и носила дрова целый день. Видимо после такой физической нагрузки и случился геморрагический инсульт.

Повезли в сосудистый центр. С одной стороны вроде ехали уже констатировать, а тут пока инсульт и еще неизвестно сколько она проживет, бывают после инсультов восстанавливаются и живут себе еще долго и счастливо.

Третий вызов. Эпилептик.

Ночной обед прошел быстро и во сне и еще полчаса нас никто не трогал, а потом пришел вызов на планшет — «судороги, не проходят» и ехать опять в деревню, на кудыкины горы.

Наш водитель был уже не таким бодрым, как в начале смены, все ворчал почему нас так далеко гоняют сегодня, давали бы вызовы по городу, а мы ехали дремали, но это между нами, потому как нам во время езды спать нельзя, мы должны быть в тонусе и следить за рельефом дороги.

Когда приехали на адрес было уже 5 утра. Нас встретила жена пациента. Затараторила:

-Он уже давно не был в приступе, а вот потом пил два месяца и бросил недавно, а я так и знала, что будет приступы.

Понятно, после запоя эпилептические припадки самое частое осложнение. Клетки головного мозга (если он есть) повреждаются в результате токсического действия этанола, а может у него и травма головы была, алкоголики же часто падают когда пьют.

Мужик был грузный, высокий, лежал на диване и его трясло. С трудом удалось определить артериальное давление где-то 190/100. Попробовали сделать расслабляющий препарат, никого эффекта. Добавили дозу, вроде успокоился. Сделали внутривенный доступ и поехали в стационар. По дороге пришлось еще добавлять препарат, а его в нашей укладке не так и много, плюс дополнительно капали магния сульфат. К больнице довезли без судорог, но когда перекладывали его на носилки приемного покоя, он опять засудорожил.

Такая вот была ночь — три вызова, но блин поработать пришлось.

Источник

Оцените статью, пожалуйста!
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0